Охотничьи племена - творцы первых произведений искусства

 

Охотники палеолита в позднеледниковую эпоху сами «рассказали» нам о своем отношении к окружавшему их миру, и в первую очередь к тем животным, на которых они охотились. Их великолепные картины на стенах пещер, рисунки, процарапанные на камнях, и небольшие статуэтки - это первые произведения искусства, созданные человеком. Вообще первоначальные корни искусства отыскиваются именно у охотничьих племен. Ранние произведения, созданные палеолитическими охотниками, поражают и сегодняшнего зрителя удивительной живостью изображений, и трудно представить, что они возникли еще в сумерках предыстории. Эти черты палеонтологического искусства обусловлены острой наблюдательностью охотников. Современные группы охотников, какими являются, например, бушмены пустыни Калахари или австралийские аборигены, весьма точно знают животных, на которых они охотятся, прекрасно разбираются во всем, что касается продолжения их рода, и строго соблюдают время, запретное для охоты. Все они не только отличаются ярко выраженным талантом к изображению животных, но также точными и обширными познаниями окружающего их растительного мира, особенно всего, что касается использования растений для приготовления пищи, лекарств или ядов. Так, бушменам известны более пятидесяти различных разновидностей растений, которые они применяют тем или иным способом. Возможно, что уже в палеолите были открыты растения, действующие как лекарства или возбуждающие средства. Среди наиболее характерных животных, изображенных на пещерных фресках, можно встретить, не говоря о мамонте, шерстистом носороге и большерогом олене, и виды животных, встречающиеся и сегодня, например, такие, как каменный козел, серна, благородный олень, северный олень, кабан, а также такие, которые были истреблены в более позднюю эпоху, первобытного быка-тура, зубра и дикую лошадь. Характерно, что фрески, нарисованные на стенах пещер, нередко изображают не только гибель животных, служивших добычей охотникам, но и их спаривание или беременных самок. Те же сюжеты можно видеть и на более поздних рисунках бушменов или индейцев. Такие изображения якобы гарантировали изобилие дичи, и эти культовые представления были, очевидно, свойственны охотничьим племенам еще в каменном веке.
Вместе с тем уже у людей каменного века-как и у многих более поздних племен, стоящих на охотничьей стадии развития,-возникали разнообразные обычаи и ритуалы, связанные с охотой. Роль культовых помещений и святилищ обычно играли пещеры, нередко труднодоступные. Их стены были украшены многочисленными изображениями животных. Сюда собирались молодые мужчины или группы охотников. Здесь, перед фресками, якобы наделенными волшебной силой, они совершали под предводительством шамана магические обряды, посвящение в охотники и ритуальные танцы. Изображения колдунов, переодетых в зверей и заклинающих дичь, были обнаружены впервые в пещерах Тюк д Одубер и Трех Братьев во Франции.
Значит, для людей каменного века зверь был не просто пищей. Это был могучий партнер в их совместном существовании, и, чтобы одолеть его, требовалось проявить исключительную хитрость и ловкость. Охотник позднеледниковой эпохи отличался зорким зрением и замечательной памятью. Он всеми своими чувствами жадно впитывал окружающий его мир. И как только им были открыты краски и перспектива, художник смог не только запечатлевать «портреты» животных, он научился передавать движение целого стада во времени и пространстве. На некоторых выбитых на камне рисунках, относящихся к культуре мадлен, то есть последней ледниковой эпохе, люди и животные представлены в единой композиции. Словно на загадочных картинках, контуры, очерчивающие любовные пары или беременных женщин, переплетаются с абрисами медведей, оленей или других могучих зверей. Подобно этому, в произведениях современных охотничьих народов такие сцены служат своего рода заклинанием, как бы передающим человеку силу изображенных животных.
Культ, лежащий в основе этих представлений, выраженных средствами изобразительного искусства у охотничьих племен, сохранился в виде архаических верований еще и в наши дни. Ритуал колдовских действий древних охотников и весь смысл «звериной магии» состоят в том, что люди символически «заклинают» души животных, подчиняя их себе, чтобы таким образом осилить затем истинных, живых зверей. Изображения приобретают власть над их прообразом в этом и состоит тайна искусства шамана. Предваряя успешную охоту, ее разыгрывают столь убедительно, что это психологически активно действует на участвующих в представлении охотников, и потом они действительно находят свою добычу.
На этом же зиждется и вера в то, что душа зверя связана с определенными частями его тела, костями или кусочками шкуры и что если сохранить их у себя, то можно привязать к себе и души тех или иных зверей. Согласно этим мистическим верованиям, можно даже заставить души животных вновь облечься плотью и еще раз поохотиться на оживших зверей. Первая из известных нам эпох в истории искусства человечества началась около сорока тысячелетий назад и длилась вплоть до послеледниковья. Ее называют франко-кантабрийским пещерным искусством, так как большинство произведений этой эпохи были открыты во Франции и в северной Испании. В послеледниковое время вплоть до мезолита развивался второй художественный стиль, также тесно связанный с охотой или с ловлей диких животных. Для него характерно, что в изображенных сценах принимают участие уже не только звери, но люди и звери действуют в общих сценах охоты или в каких-то иных ситуациях, что в более ранних произведениях искусства встречалось чрезвычайно редко. Мужчины охотятся с луком и стрелами, звери под градом стрел встают на дыбы, собиратель дикого меда карабкается на дерево, воины бросаются друг на друга, воин с луком в позе крайнего напряжения, натянув тетиву, караулит на звериной тропе. Подчас образы животных и людей переходят в почти абстрактные символы. Удивительные параллели в этом смысле намечаются между открытой в Испании живописью так называемого левантийского искусства и наскальными изображениями в горных ущельях Сахары, а также в Нубийской пустыне или в Восточной и Южной Африке. Последним отзвуком этой охотничьей культуры служит сегодня посвященная тематике охоты живопись бушменов, которые с поразительной жизненной правдой изображают всех диких обитателей африканских саванн.
Возможно, что уже в позднем палеолите несколько семейств объединялись в единую группу, имевшую свой строго установленный участок для охоты и сбора растений. Охотники-мужчины с их оружием обеспечивали своему племени мясную пищу, женщины собирали растения, а иногда и добывали мелких зверьков. Однако с ростом этих групп, а также по мере объединения в сильные племена на их территориях становилось все меньше дичи, реже попадались и излюбленные ими растения. Избыток пищи возникал у них лишь в благоприятные времена года. Но летом, когда добыча давалась легче всего, мясо быстро портилось. Поэтому первым шагом к более высокоразвитой форме хозяйства следует, по-видимому, считать освоение людьми процесса консервации-высушивания или вяления мяса.