Краткая история развития ландшафтного планирования

 

Краткая история развития ландшафтного планирования

Учитывать различные свойства ландшафта при строительстве, при размещении полей, дорог, садов и других рукотворных объектов люди стремились и умели с незапамятных времен. Профессия зем­лемера — одна из древнейших. Ландшафтные архитекторы созда­вали дворцы и виллы с парками и садами еще до начала новой эры.

Но началом истории ландшафтного планирования в том понима­нии, каким оно сложилось в настоящее время, принято считать XIX в., когда возникли понятия и практика «культуры земли» и «улучшения земли». Корин этих понятой и практики принято выводить из пла­нов организации полей и овечьих пастбищ в Англии, где они создава­лись на обширных территориях еще в XVII и XVIII вв. В XIX в. эти подходы были восприняты и развиты в Пруссии и Баварии. Там планы размещения сельскохозяйственных угодий включали уже и меры улучшения землепользования, например, защиты от эрозии.

Одной из наиболее полных и развитых современных систем лан­дшафтного планирования является германская система. История ее развития также одна из самых интересных. Ниже она излагает­ся в основном по книге К. Рунге и частично по «Русско-немецкому справочнику по охране природы», 2002.

Во всем мире и Германии развитие ландшафтного планирования тесно связано с развитием идей охраны природы. В эпоху феода­лизма природу охраняли в Германии преимущественно на основе экономических соображений, например, создавая «заповедные леса». Когда под влиянием просвещения и романтизма получило развитие новое отношение к родине и природе, возникло и природо­охранное движение. До 1900 г. оно руководствовалось преимуще­ственно эстетическими, этическими и социально-психологически­ми аргументами, основанными на человеческой потребности в кра­сивой и нетронутой природе. Оно не давало своим стремлениям экономического обоснования, хотя Имперский закон об охране птиц, принятый в 1888 г.. проводил различия между полезными и беспо­лезными видами.

Многие деятели искусства периода романтизма, такие как ху­дожник Каспар Давид Фридрих, основное внимание больше не уде­ляли человеку, главное место в их творчестве заняла природа. И позднее такие деятели искусства как профессор музыки Эрнст Ру - дорфф, оказывали влияние на природоохранное движение на тех его ранних этапах, когда оно в конце XIX в. формировало понятия «ох­рана родного края» и «охрана природы» и выступало против мате­риализма своего времени.

Концепция Рудорффа охватывала оба аспекта, а именно охрану ландшафта от нарушений (скорее охрану окружающей среды) и со­хранение нетронутой природы. Вильгельм Ветекамп — первый по­литик, выступавший в защиту природы в прусском парламенте — требовал в 1898 г. создания «государственных парков» по североа­мериканскому образцу.

Целостный подход Рудорффа был реализован прусским государ­ством лишь частично, а именно путем организации охраняемых ре­зерватов согласно концепции Гуго Конвентца.

Однако инициатор создания первого природоохранного парка «Люнебургская пустошь» поэт Херманн Лёне уже тогда подвергал критике охрану природу в резерватах, называя это «детской заба­вой», сосредоточенной на деталях, в то время как в целом происхо­дит «обезображивание природы».

В период с 1900 по 1935 гг. формировалась государственная по­литика охраны природы. В 1902 г. в Пруссии был принят закон про­тив обезображивания местностей с выдающимися ландшафтами. К 1910 г. относится появление понятия «уход за ландшафтом» (этот термин предложил Градманн). В этот период развивается концеп­ция социально ориентированной охраны природы, одна из целей ко­торой — обеспечение возможностей для отдыха на природе, осо­бенно ввиду ухудшающегося состояния окружающей среды в го­родах. Появляется и понятие «зеленый план», задача которого сис­тематическое планирование зеленых городских насаждений.

Первый собственно природоохранный Имперский закон об ох­ране природы, подготовленный еще в Веймарской республике, был принят в 1935 г. Этим законом были сформулированы и три задачи, определившие важные направления ландшафтного планирования, а именно — создание особо охраняемых природных территорий, раз­витие ландшафтной архитектуры и строительство общегерманс­ких автострад. Кроме того, закон предусматривал создание госу­дарственных природоохранных учреждений, в обязанности которых входило рассмотрение мероприятий и проектов, способных суще­ственно изменить ландшафт.

В 1934 г. Генрих Випкинг ввел новую учебную дисциплину «орга­низация ландшафта», а также понятие «планирование ухода за лан­дшафтом» — позже в сокращенном виде именно оно превратилось в «ландшафтное планирование».

В это время под влиянием идей национал-социализма формиро­валась концепция облика природы и ландшафта, отражающего «германский народный дух». Специальный «Комиссариат по ук­реплению народного духа» имел в числе задач соответствующее преобразование ландшафтов на захваченных польских и русских землях. Однако этот же комиссариат требовал от планировщиков обеспечивать высокую продуктивность преобразуемых ландшаф­тов. Это привело к внедрению в общее территориальное планиро­вание экологических принципов, что можно поставить в заслугу той бесславной эпохе.

Послевоенное десятилетие, когда все усилия были сосредото­чены на восстановлении страны, выдвинуло на передний план две задачи. Во-первых, интенсивное развитие сельского хозяйства, и, во-вторых, озеленение разрушенных городов. Обе они определили тенденции развития ландшафтного планирования того времени.

Важными событиями ознаменовался период между 1955 и 1965 гг. В это время происходила энергичная интеграция планов ухода за ландшафтом в отраслевое и общее территориальное планирование. Примером может служить разработанный Г. Випкендом ландшаф­тный план, явившийся частью плана землепользования для всего округа и города Гёттинген.

В 1959 г. состоялся первый германский конгресс по охране при­роды, акцентировавший внимание на необходимости внедрения при­родоохранных принципов в общее территориальное планирование.

Особое значение для развития ландшафтного планирования имела так называемая «Зеленая хартия Майнау», принятая ландшафтны­ми архитекторами и садоводами, собравшимся в этом городе на свой конгресс в 1961 г. Хартия указывала на экологические угрозы будущему и определяла ландшафтное планирование как важней­ший инструмент экологического управления.

В это время совершенствовались научные и методические ос­новы ландшафтного планирования, особенно в аспектах учета функционирования ландшафта, экологизации планирования и методов оценки значения и чувствительности ландшафтных компонентов.


На рубеже 1970 гг. происходит осознание надвигающегося кри­зиса окружающей среды. Экологическая лексика становится оби­ходной в политических кругах. Некоторые федеральные земли Гер­мании принимают новые законы об охране природы и уходе за лан­дшафтом. Постепенно в стране развивается реформа природоох­ранного законодательства. Наконец в 1976 г. новый федеральный рамочный закон об охране природы закрепляет ландшафтное плани­рование как обязательный планировочный инструмент. Его задачи формулируются широко — ландшафтным планированием должны охватываться все незастроенные и все застроенные площади, то есть вся территория страны, в процессе ландшафтного планирова­ния должны учитываться как природные, так и социальные факторы, должны разрабатываться меры предупреждения и регулирова­ния воздействий на ландшафт.

Последующее десятилетне это время повсеместного развития ландшафтного планирования, но развития неодинакового в разных федеральных землях, обладающих неодинаковыми правовыми си­стемами и традициями. Возникают некоторые сомнения в универ­сальности этого планировочного инструмента.

Развитие ландшафтного планирования в ГДР имело свои осо­бенности. Формально охрана природы и уход за ландшафтом при­знавались государственной задачей. Но на практике в территори­альном планировании осуществлялись не вполне эффективно. Лан­дшафтным планированием там удавалось заниматься преимуще­ственно на особо охраняемых территориях и на рекреационных зем­лях. Однако научные исследования, выполнявшиеся ландшафтны­ми экологами и географами ГДР, подпитывали в это время идеями и результатами западную школу ландшафтных планировщиков.

В последнее время, особенно после внесения в 2002 г. поправок в федеральный закон об охране природы 1976 г., качество и значе­ние ландшафтного планирования в Германии повышается. Его объектом становится уже не преимущественно живая природа, но вся окружающая среда. Кроме того, ландшафтное планирование получает дополнительный импульс развития в связи с законодатель­ным закреплением процедур стратегической экологической оцен­ки. Усиливается внимание к таким целям как устойчивое развитие и ресурсосбержение.