Результаты исследований "по зравохранению"

 

Расчеты, проведенные в соответствии с изложенными методическими положениями показывают, что затраты связанные с восстановлением здоровья населения значительно превышают затраты связанные с восстановлением экологической и  социальной инфраструктуры (включая и жилищно - коммунальное хозяйство), рис.14. Из рисунка видно, что превышение составляет 160...500% в зависимости от единичной мощности и технологического процесса, при этом диапазон изменения соотношения ЗЗДРАВ:ЗИНФ для всех технологических процессов составляет приблизительно 200%. В то же время на затраты «по здравоохранению» влияет и «роза ветров».

Рис.14. Превышение затрат «по здравоохранению» (ЗЗДРАВ) над затратами на восстановление экологической и социальной инфраструктуры (ЗИНФ) в процетах в зависимости от единичной мощности блока для различных технологий: 1 – традиционное сжигание угля; 2 – вихревая технология; 3 – технология плазменного розжига и подсвета основного пылеугольного факела; 4 – технология эмульгаторной золоочистки; 5 – технология термоподготовки угля

Рис.15. Расчетные значения оптимальной температуры острого пара в зависимо-
сти от единичной мощности блоков.

Например, для г. Новосибирска соотношение в затратах ЗЗДРАВ:ЗИНФ, при расположении ТЭЦ или котельной в центре города может доходить до 22…25:1 (в зависимости от типа и мощности источника и вида топлива), а при расположении источника с подветренной стороны – 5…8:1, табл.8. При этом количество выбросов оценено в соответствии с положениями методик ВТИ [10, 11], а оценка ущерба в инфраструктуру (ЗИНФ) от действия выбросов проведена в соответствии с положениями «Временной типовой методики оценки эффективности природоохранных мероприятий» [9]. Учет в модели затрат связанных с восстановлением здоровья населения изменяет и профиль энергоблока, так как переменная составляющая эксплуатационных затрат во многом влияет на его оптимальный профиль, тем более, что затраты эти столь значительны. Под оптимальным профилем, в данном случае, понимают такой энергоблок, параметры которого наилучшим образом
отвечают критерию оптимизации – максимальному уровню рентабельности. Изменение профиля энергоблока определяется изменением его термодинамических характеристик. Для всех рассмотренных технологий (каждая из которых в той или иной мере обеспечивает снижение экологического воздействия на ареал) выявлено изменение термодинамических параметров, в первую очередь – снижение температуры острого пара (до 510…520 °С вместо 540…565 °С с ростом единичной мощности блока, рис.15), при сохранении давления на уровне стандартных значений (13 и 23,5 МПа). При этом, чем ярче выражена экологическая направленность технологии, тем меньшие значения приобретает температура острого пара. Эти результаты являются достаточно интересными, хотя и вызывают сомнения у многих специалистов-энергетиков. Суть противоречия заключается в следующем. Одним из исторически сложившихся направлений развития энергетики является повышение термодинамических параметров циклов энергоблоков. На начальном этапе острый пар имел параметры: давление 4 МПа, при температуре 400 °С. В дальнейшем последние последовательно поднимались до 9, 13, 23,5 МПа и 450, 500, 540,
565 °С. Сегодня проектируются и строятся энергоблоки с давлением до 26…32 МПа и температурой до 600 °С. В ближайшей перспективе планируется довести температуру острого пара до 700 °С. Такая тенденция связана с тем, что при повышении параметров острого пара, растет термодинамический КПД цикла.

Рис.16. Исторически сложившаяся тенденция на увеличение температуры подвода теплоты к термодинамическому циклу.

В этом состоит основной принцип повышения термодинамического КПД теплового двигателя – увеличение температуры подвода теплоты к циклу, либо снижение температуры отвода теплоты от цикла, рис.16. На основе такой тенденции развития КПД нетто энергоблоков доведен с 25…30% (на начальном этапе развития энергетики) до 42…46% у современных энергоблоков на суперсверхкритические параметры острого пара (до 30 МПа и 600 °С). Очевидно, что с ростом КПД обеспечивается снижение расхода топлива на единицу продукции. Одновременно с этим снижается и экологическая нагрузка на ареал функционирования при одинаковом отпуске продукции потребителю. Вместе с тем повышение давления и температуры ведет и к некоторым нежелательным эффектам, а именно – увеличению капиталовложений и снижению надежности (готовности к несению нагрузки). Увеличение капиталовложений связано с увеличением металлоемкости
оборудования и одновременным переходом на более дорогостоящие материалы. В качестве примера можно привести толщины стенок трубопроводов острого пара для различных давлений: 13 МПа – 90 мм; 23,5 МПа – ≈150…180мм; 30 МПа – ≈250…300 мм. Это ведет к увеличению массы лишь труб более чем в 4…5 раз. Кроме того, с увеличением температуры резко ухудшаются прочностные свойства рядовых котельных сталей, что требует перехода на более дорогие стали аустенитного класса. Ухудшение прочностных свойств сталей и материалов в условиях роста температур обусловливает и снижение надежности работы оборудования. Последнее означает, что при прочих равных такой энергоблок будет чаще стоять в ремонте, а собственно ремонт будет дороже.

Рис.17. Зависимость коэффициента резерва (UP) от коэффициента готовности (RБ) для различного числа включенных в энергосистему эквивалентных энергоблоков (n).

 Однако потребитель должен получать продукцию бесперебойно, но известно, что при сегодняшнем развитии техники, электроэнергию в промышленных и даже бытовых масштабах, накопить невозможно. Это означает, что во время простоя энергоблоков на высокие параметры, дефицит электроэнергии должен покрываться за счет работы резервного оборудования, либо по перетокам мощности из смежных энергосистем через ФОРЭМ (Федеральный Оптовый Рынок Энергии и Мощности). В первом случае происходит увеличение капиталовложений из-за необходимости в резервном оборудовании. Зависимость коэффициента резерва от коэффициента готовности энергоблока для разных энергосистем показана на рис.17. Например, для восьми блоков по 180 МВт коэффициент резерва (UР) составляет около 0,52 при обеспечении коэффициента готовности (RБ) на уровне 0,85, табл.9. Это означает, что для ввода в энергосистему восьми таких блоков в ней уже должен быть избыток мощности около 750 МВт (что позволит сократить затраты в резервные установки), а это становится экономически оправданным лишь для избыточных систем или в условиях развитых межсистемных связей (когда дефицит резервной мощности можно покрывать за счет покупной электроэнергии). Но даже и в этом случае резервирование более половины установленной мощности нецелесообразно.

Во втором случае получаемая электроэнергия существенно дороже из-за необходимости ее транспортировки и потерь в ЛЭП, а следовательно необходимо затратить топлива существенно больше при увеличении экологического воздействия на месте ее выработки. Кроме того средние затраты топлива на единицу продукции по всем энергообъединениям выше, чем у передовых ТЭС. Проведенные расчеты показали, что равного экономического эффекта (по показателю рентабельности) можно добиться не столько стремлением к повышению термодинамического КПД циклов за счет повышения параметров
острого пара, сколько обеспечением экологических показателей функционирования оборудования. Так как в этом случае, затраты, связанные с восстановлением экологической и социальной инфраструктуры и, особенно, здоровья людей снижаются быстрее, чем при росте КПД цикла.

Этот тезис можно проиллюстрировать следующим примером. Обеспечить снижение валового выброса золы на ≈200…300 т/год для блока мощностью 200 МВт, работающего на угле с зольностью ≈15 % в течении 6000 ч/год, можно повышением КПД нетто энергоблока на ≈5 % (абсолютных), либо повышением КПД золоуловителя на ≈0,5 % (абсолютных), рис.18. При этом каждый процент прироста КПД нетто энергоблока обеспечивает все меньшее снижение валового выброса золы. Очевидно, что капиталовложения во втором случае несопоставимо меньше.

Рис.18. К сравнению мероприятий по снижению валового выброса золы для энергоблока мощностью 200МВт: зависимости носят качественный характер без привязки к конкретной ТЭС.

Вот почему в условиях предложенного комплексного подхода, и когда объектами исследования являются природоохранные технологии наблюдается тенденция к снижению температуры острого пара (по сравнению с традиционными параметрами серийно выпускаемого энергетического оборудования). Давление острого пара остается в рамках стандартных значений, так как его вклад в термодинамическую эффективность не столь заметен. Показатель рентабельности рассмотренных технологий представлен на рис.19. Значения показателя меньше единицы обусловлены высокими затратами «по здравоохранению», которые не учитываются в современной ценовой политике. Очевидно, что предпочтительны технологии с наиболее выраженной природоохранной направленностью.

Рис.19. Показатель рентабельности (R) для различных технологических процессов производства электроэнергии и тепла в зависимости от единичной мощности блока (жирной линией обозначено матожидание функции цели, штриховкой – пессимистический вариант вероятного отклонения затрат)

Однако больший интерес представляют следующие результаты.
На рис.20 показано отношение затрат на восстановление социальной и экологической инфраструктуры, ЗИНФР (без учета затрат «по здравоохранению») от действия теплофикационных блоков мощностью 4…250 МВт к затратам на восстановление здоровья людей длительное время подвергающихся воздействию вредных выбросов от действия блоков ТЭЦ, ЗЗДРАВ (затраты «по зравоохранению»). Легко видеть, что данное отношение образует некое вероятностное поле в достаточно узком диапазоне отношений ЗИНФР: ЗЗДРАВ. Причем для блоков мощностью свыше 50 МВт это отношение соответствует 0,28…0,4 и не зависит ни от единичной мощности, ни от вида технологического процесса, ни от параметров цикла. Это означает, что оптимальные затраты «по здравоохранению» должны превышать затраты в экоструктуру в 2,5…3,5 раза вне зависимости от параметров блока и технологической схемы ТЭЦ. В то же время результаты расчетов ущербов от действия различных источников выбросов на площадках функционирования Новосибирских ТЭЦ и котельных, табл.8, показывают, что для реально функционирующих станций это соотношение не соблюдается даже при использовании в качестве основного топлива природного газа и при расположении источника выбросов с подветренной от города стороны.

Рис.20. Отношение затрат ЗИНФР/ЗЗДРАВ, для всех рассматриваемых технологий в зависимости от единичной мощности блока.

Последнее обстоятельство позволяет сделать вывод о необходимости применения новых подходов при определении площадок строительства энергоисточников вблизи населенных пунктов. Естественно, что столь высокие затраты «по здравоохранению» значительно увеличивают себестоимость отпускаемой энергоблоком продукции, рис.21. Увеличение себестоимости (с некоторыми допущениями) в среднем

Рис.21. К определению увеличения себестоимости отпускаемой электрической и тепловой энергии при учете затрат «по здравоохранению»: SЗДРАВ – себестоимость электроэнергии с учетом затрат по здравоохранению; SИНФР – себестоимость электроэнергии с учетом затрат в инфраструктуру.

составляет 15…30 %. Для мощных блоков увеличение себестоимости несколько выше и может доходить до 40 %.
В такой постановке вопроса, в качестве примера, можно говорить о том, что увеличение тарифов на отпускаемую продукцию на ≈30 % позволит сформировать фонд для организации реабилитационной структуры по восста-
новлению и профилактике здоровья населения (санаторно-курортное лечение, аптечная и поликлиническая сети и т. д.). Вместе с тем, в данном случае оценен вклад лишь энергетики, а, как известно энергетика – не единственный загрязнитель окружающей среды.