Обитатели грунтовых вод

 

Интересно, что ближайшие родственники многих настоящих обитателей грунтовых вод встречаются не в ложе рек, а в заполненных водой порах песчаных или галечных морских побережий. Вследствие постепенного падения содержания солей для водных животных здесь открывается дорога из прибрежных грунтовых вод в материковые. Так, например, примитивный кольчатый червь из группы Archiannelidae Troglochaetus beranecki широко распространен в грунтовых водах Европы, а один из его ближайших родичей, Troglochaetus palpifoliaceus, живет в грунтовых водах песчано-гравийных рыхлых пород на дне Кильской бухты. В начале 30-х годов зоолог Караман обнаружил в грунтовых водах города Скопье (Югославия) и описал новые виды равноногих рачков родов Microcereberus, Microparasselus и Micro-charon, ближайших родственников которых нередко находили в грунтовых водах у морских побережий. Глубже в море заходят рачки рода Ingolfiella, встречающиеся не только в материковых и прибрежных грунтовых водах, но и в грунте моря на значительных расстояниях от берега.
Животные, эволюционировавшие в грунтовых водах морских побережий или под руслами рек, имеют форму тела, пригодную для передвижения в узких щелях между частицами грунта. Для ряда обитателей грунтовых вод характерны малые размеры и узкое, вытянутое тело.
На протяжении миллионов лет многие «подходящие» животные пытались освоить местообитание водоносных рыхлых пород. Поэтому среди здешних обитателей мы встречаем виды разного возраста в зависимости от того, в какие геологические времена проникли сюда их предки. Встречаются в грунтовых водах и «живые ископаемые» - архаичные, эволюционно старые формы. Предки всех этих животных выбрали себе настолько узкую в буквальном смысле слова экологическую нишу, что она формировала их тело, словно смирительная рубаха. Обратного пути отсюда уже не было. Об этом свидетельствуют представители древних групп, самые архаичные из которых, пожалуй, рачки рода Bathynella.
Эти своеобразные слепые бесцветные рачки не что иное, как живые синкариды (Syncarida) - почти полностью вымерший надотряд высших ракообразных, известных главным образом только в виде ископаемых форм из залежей каменного угля, несколько их видов обитает в реках Австралии и Тасмании. Определенные примитивные черты строения делают этих крошечных (чуть более миллиметра длиной) высших раков похожими на совсем не родственные им формы Thoracostraca и Arthrostraca. Благодаря наличию хвостовой вилочки, фурки, они занимают особое положение где-то в основании эволюционного ствола высших ракообразных. Однако уже имеющаяся у батинеллиевых хвостовая пластинка тельсон (pleotelson) указывает на более позднее их ответвление. Оба эти признака как бы перекидывают мост между ракообразными с фуркой и ракообразными с тельсоном. Они подтверждают связь между низшими и высшими ракообразными, например между веслоногими, обладающими фуркой, и бокоплавами, имеющими тельсон.
Эти живые ископаемые вместе с вымершими формами объединяются в отряд Palaeocaridacea (Bathynellacea). Сравним изображенных на рисунке вымершего Acanthotelson и ныне живущего в грунтовых водах Bathynella - несомненная связь между ними заметна сразу. Ее подметил уже зоолог Вейдовский, который в 1882 году обнаружил оба первых (долгое время бывших единственными известными) экземпляра древних рачков в одном из пражских колодцев. Тогда зоологи отнеслись к батинелле скептически. Винценц Брэм, например, высказался весьма резко: «Не хватало только еще, чтобы кто-нибудь выудил в Градчанах живого трилобита!» Лишь после того, как в 1915 году Хаппуис заново открыл батинеллу, приступили к тщательным исследованиям. Вот тогда был реабилитирован «колодезный профессор» из Праги-в грунтовых водах Европы, Азии, Австралии, Африки и Южной Америки было обнаружено свыше 70 видов и подвидов рачков, родственных батинелле. Всемирное распространение ба-тинеллиевых можно объяснить лишь чрезвычайно длительным временем их существования, ведь сами по себе они располагают крайне ограниченными возможностями расселения. Таким образом, все особенности этих архаичных животных-их эволюционно весьма почтенный возраст, исторически древнее местообитание, длительная история заселения этого местообитания и всемирное распространение-вполне объяснимы и все указывает на невероятно длительное действие фактора времени. Возникает, правда, вопрос: как могло существовать столь продолжительно одно местообитание при всех превратностях эволюции Земли?
Водоносные пористые системы существуют практически с тех пор, как вода начала стекать с поверхности Земли в виде ручьев и речек, размывающих горные породы и несущих песок и гальку. Такие галечники лишь тогда становились местом обитания животных, если в ходе истории Земли в них попадали и питательные вещества в виде растертых частей растений. А это означает, что сначала на поверхности Земли должны были поселиться растения. Существовали, очевидно, некоторые общие предпосылки для выживания обитателей грунтовых вод. Даже процессы перестройки земной коры не могли уничтожить их всех разом, так как всегда существовали участки материков, которые никогда не заливало море, и спаянные с этими первичными континентами материковые зоны, которые полностью заливались водой в периоды между оледенениями. Все такие «тихие» области на нашей столь неспокойной планете становились надежным убежищем для растений и животных.
Когда море отступало (период регрессий), из краевых зон древних материков постепенно шло заселение освободившихся участков суши. Подобным образом могли перемещаться и обитатели грунтовых вод. При этом они использовали для жизни и в качестве путей расселения потоки грунтовых вод в ложе ручьев и рек и в песчано-гравийных наносах долин и террас. Однако такой подземный «Ноев ковчег» мог существовать лишь вследствие особенностей поведения его обитателей-животные уходили во все более глубокие слои, где меньше сказывалось влияние климата.
С такой же долей уверенности можно предположить, что еще в раннее геологическое время морские животные из водоносных пористых систем побережий могли проникать в материковые грунтовые воды. Ведь колебания уровня моря обусловливают возникновение и расширение таких миграционных зон. Именно в этом ракурсе следует рассматривать не раз менявшую свое положение береговую линию третичных морей.
Места находок потомков морских животных, населяющих ныне грунтовые воды материков, указывают на эти перемещения береговой линии, например на старый берег Средиземного моря или на существовавший до образования Альп морской рукав, проходивший в середине миоцена по долине Роны, Босфору и Месопотамии к Персидскому заливу и остатками которого являются горные озера, Черное море, а также Каспийское и Аральское моря-озера.